Ксения (k_poli) wrote,
Ксения
k_poli

Categories:

Кейт Уинслет: "Да, я играю главную роль в своей жизни!..."

Кейт Уинслет стала обладательницей звезды на Аллее славы. Британская актриса - 2520-я знаменитость, которая удостоилась подобной чести.

Кейт Уинслет. Обладательница многочисленных наград, в том числе премии «Оскар» (6 номинаций), лауреат двух премий BAFTA, трёх премий «Золотой глобус» и «Почётной премии Сезар». Лауреат премии «Грэмми» за лучший речевой альбом для детей. В качестве вокалистки участвовала в записи саундтреков к нескольким фильмам. Её сингл «What If» был хитом в ряде европейских стран.

«Ну балда, вы понимаете, балда!» – кричит она с другой стороны узкой улицы. И перейдя: «Машину поставила так, что выехать не могла, а когда выехала, выяснилось, что улица односторонняя!» Под мышкой у нее пачка листов сценария на железной скрепке, волосы забраны в хвост... Рядом ней все кажется если не гармоничным, то закономерным, идущим своим ходом. В ней все пропорционально, мягко: нежный румянец, грудной голос, открытый взгляд. Рост чуть выше среднего. Телосложение среднее. Она красавица, но неброская, пастельная. Таких девушек когда-то называли «английскими розами». В них и разум, и чувство, и гордость, и никаких предубеждений. Они прямодушны, хотя и скромны. Проницательны, но сдержанны. Кейт Уинслет будто сошла со страниц романов Джейн Остин. Или с картин Данте Габриэля Россетти. Да, ей говорили об этом, но это штамп – из-за ее белой кожи, румянца и из-за национальности, конечно. К тому же... «Да ведь у меня и прозвище было – Кэти в корсете! Я и Офелию играла. Но не думайте, что я такая уж хрупкая натура!».



Она и не хрупкая. У нее 43-й размер ноги. «Туфли не люблю. Каблуки, узкие носы – это все кокетство и ханжество. Люблю ботинки тупоносые и на толстой подошве – они дают почувствовать, что стоишь на земле прочно». Черные брюки типа слаксов, черный тонкий свитер. «В черном многие в Нью-Йорке ходят. И потом, у меня такая униформа – я называю ее «пресс-одежда» – для встреч с журналистами. Неброско, но и не так, как я обычно хожу. А хожу я обычно... в общем, что без дырок – уже хорошо».

С Кейт Уинслет спокойно, потому что она обеими ногами стоит на земле, презирает капризы и двоедушие, смотрит открытым взглядом. Потому что она такая, какая есть. Она естественна.

Кейт Уинслет: Во-первых, я не из «хорошей», а из театральной, из актерской семьи. А это не одно и то же. Во-вторых же... «Сумасшедшая английская стерва» – вот именно так выразился Лео, когда я попросила не подогревать воду для водных сцен в «Титанике». Мне казалось, моя героиня должна пережить это – ужас от погружения в холодную воду – и мне будет легче этот ужас передать, если и я окажусь в этой морозилке. А Лео считал, что это дурь, актерский инфантилизм. Он так смешил меня на съемках, мы так подружились, а тут сказал очень серьезно: «Дура!» Со временем я поняла, что он имел в виду вовсе не свою простуду. Поняла через семь месяцев этих жутких съемок... А это, извините, семь месячных в ледяной воде… Очень закаляет.



Но вам, видимо, состояние отчаяния не особенно свойственно? Вы вообще человек импульсивный?

Кейт Уинслет: Состояние отчаяния мне вполне знакомо. А насчет импульсивности – да, бывает. Могу проснуться утром с твердым намерением отвезти Мию в школу, а Джо – к няне, пойти в магазин за едой, потом читать сценарии. Но выглядываю в окно, а там такой чудесный день. И говорю: «А не пойти ли нам, ребята, в зоопарк?» И мы идем в зоопарк и целый день куролесим. А почему нет? Живем-то один раз, надо ценить чудесные дни, зоопарки и возможность не читать сегодня сценарии. И потом, я хочу, чтобы дети запомнили меня разной. Что я делала не только необходимые или дурацкие вещи. Что я была и немножко феей. К тому же импульсивность иногда помогает в жизни. Так и с «Титаником» было. Я закончила читать сценарий, вытерла слезы, высморкалась и сказала себе: «Я совершенно точно хочу сыграть эту роль, я просто должна ее сыграть». И позвонила своему агенту, все это сказала. Агент начал звонить правильным людям, а я вырвала у него номер Кэмерона. И позвонила ему сама, на телефон в машине. Он говорит: «Кейт, уймитесь, я за рулем, у меня скорость 120. Поговорим позже!» Я подумала, что он просто хочет от меня отделаться и роль уходит. И говорю: «Болваном будете, если меня не выберете!» Наверное, это был не самый сильный аргумент, но – факт – сработало!

Вы очень решительны, но почему при этом выбрали такую зависимую профессию?

Кейт Уинслет: Это я потом уже поняла, что быть актрисой мне, может, и по способностям, но не особенно по характеру. Все-таки ты обречен всю жизнь произносить чужие слова и выполнять чужие указания. Но знаете, как в том анекдоте: принц любил играть на скрипке, но считал, что это делают правой рукой, а когда узнал про левую, было уже слишком поздно. Вот и я, а когда узнала «про левую», было поздно – уже полюбила. А стала я актрисой, потому что папа был актером, бабушка, дедушка – у них был маленький театрик, на 60 мест, прямо в их доме в Рэдинге, в графстве Беркшир, где я и родилась и выросла. Там все нашу семью знали как актерскую в нескольких поколениях. А когда живешь в актерской семье, другой жизни просто не представляешь. Хотя судьба актера в провинции и нелегка. Если честно, папина жизнь не особенно вдохновляла – он боролся всегда, буквально за кусок хлеба. Театр, подработки, театр и опять случайные подработки. Эпизодическая роль на региональном ТВ – повод для семейного торжества. Короче, в детстве я знала, что буду играть в театре, может, если невероятно повезет, – на ТВ. О фильмах я не думала – какое там! Мне казалось, кино – это где Джуди Гарланд, Мэрил Стрип. Но не я же! И поэтому до сих пор какая-то часть меня живет в постоянном изумлении от моих собственных карьерных успехов. В изумлении и благодарности.



Но и обе ваши сестры тоже стали актрисами. Наверное, воспитание сыграло свою роль?...

Кейт Уинслет: Не помню, чтобы в нашей семье кого-то целенаправленно воспитывали: четверо детей не шутка. У нас была другая атмосфера. Атмосфера, я бы сказала, дружественного хаоса. У папы с мамой всегда были особые отношения: они, да и мы все, были друзьями – жили вместе и пытались уступать друг другу – просто потому, что уступать удобнее, скандал – это, согласитесь, нервно и трудоемко. Денег было маловато, это да. Но никто не чувствовал себя обделенным. Хотя телевизор у нас появился, когда мне было 11, видео – когда 14. И не потому, что родители считали телевизор вредным для детей. Нет, купить собирались всякий раз, когда удавалось что-то заработать сверх обычного минимума, но всегда оказывалось, что деньги нужны на другое, жизненно необходимое, – на актерскую школу для старшей сестры, на машину, чтобы папа мог ездить с чтецкой программой... Словом, каждый из нас был вынужден развлекать себя сам. Мы с братом ставили бесконечные одноактные спектакли по пьесам собственного сочинения (на второй акт у нас терпения не хватало) и много читали. Все это было только на пользу – воображение развивалось.

А ваша слава не внесла раздора в семью? Ведь отец и сестры не настолько успешны, как вы...

Кейт Уинслет: Какие-то угрызения я испытывала: Анна, старшая сестра, только начинала работать в театре, а тут у меня, младшей, так поперло… Испытывала, пока не поняла: мои успехи, к счастью, конвертируются! Купила настоящий дом родителям, сестрам помогаю. У каждой из них в жизни потрясающее дело! У Анны театр для детей-инвалидов – она помогает им, по-моему, не меньше, чем врачи! У младшей, Бет, чудесный ребенок, просто фантастический мальчишка. Но живется им непросто. Как, увы, и многим актерам. Что лишний раз мне напоминает, какая невероятная мне выпала удача! Хотя, по большому счету, я не нуждаюсь в напоминаниях. Жизнь коротка, в ней надо ценить все, решительно все. Я давно это знаю.



Как давно? И откуда?

Кейт Уинслет: С 20 лет. Когда я потеряла самого близкого человека. Мы познакомились, когда мне было 15, а ему 27. Я была толстым подростком, в школе меня дразнили «пузырем», я не знала, как этому противостоять. И моя стратегия выживания была простой – я совершенно закрылась и только рыдала. И тут появился Стивен, актер и сценарист, потрясающий человек. Он заставил меня поверить в себя. Я бросила школу и совершила первые попытки стать актрисой. Стивен очень поддерживал меня. Вставал по утрам, раздергивал занавески и неизменно говорил, вне зависимости от того, какая была погода: «Какой чудесный день, Кэти! Вставай и пойдем!» У него была какая-то особая воля к жизни, особый вкус к ней. Он и меня заставил его почувствовать. Мы были вместе почти пять лет…

Я не была на премьере «Титаника», потому что в тот день хоронили Стивена... Рак костей диагностировали в 94-м, когда мне досталась роль в «Разуме и чувстве». Но я была с ним и когда ему делали операцию, и во время курса химиотерапии – примчалась из Девоншира со съемок. После операции и химии наступила ремиссия… И мы расстались. Не знаю почему. Может, неосознанно я чувствовала, что каким-то загадочным образом мои успехи забирают у него жизнь… Он ведь так много сил в меня вложил. Или я была слишком маленькой – всего 19 – и не поняла, что оставляю его в беде: казалось, что он идет на поправку. Но мы разговаривали каждый день – на самом деле вся моя жизнь вращалась вокруг него… Кому нужно было его страдание? Не было никакой причины, чтобы этот человек так страдал! Я ни минуты не верила, что он может умереть, – он и смерть, казалось, несовместимы! Но это случилось. С тех пор я и знаю: жизнь – как товар без гарантийного срока. Надо им пользоваться, пока работает.




Как менялась ваша самооценка? Ваши слова о «толстом подростке» звучат удивительно...

Кейт Уинслет: В «Отпуске по обмену» я играла вместе с Илаем Уоллаком. Ему за 90, он легенда кино и, мне кажется, гений. Мы как-то вместе обедали, и он сказал: «Кейт, у вас главная роль, а вы играете, будто вы – подружка героини». Его слова заставили меня всерьез задуматься. Понимаете, мало кому хватает уверенности сказать: да, я играю главную роль в своей жизни. Вот и со мной так: я похудела, с рождением детей вес мой сам собой стабилизировался, я сделала кое-какую карьеру, я замужем за исключительным человеком, у меня чудесные дети и все такое... Но в чем-то я все равно «подружка героини». Может быть, потому, что я до сих пор отстаиваю право толстого подростка на жизнь в нашем мире, который охвачен манией гламура уже до абсурда. Тут несколько лет назад один уважаемый британский журнал снял меня для обложки. Журнал выходит, смотрю, а там... «Зафотошопили» меня до состояния анорексички с подиума. Роста во мне там не меньше 180 см, мой – 169. А уж размер! На самом деле 8-й, а там – хорошо если 2-й! Я начала протестовать против чужого тела. Скандалов не люблю, но так хоть люди узнали, что не все готовы жертвовать собой ради соответствия глянцевым стандартам.

А что вы не любите?

Кейт Уинслет: Хм... не так уж много. Не люблю, когда мне говорят, что надо бросить курить. Я высаживаю пачку в день и, уж конечно, сама понимаю, что курение – вред! Не люблю дорогих подарков. Вообще вещи в виде подарка… Мне лондонская подруга рассказала об одной своей новой знакомой, жене русского миллионера… или миллиардера?.. Прелестная женщина, образованная, но говорит только о вещах. Понимаете, человек может купить все вещи в мире, а говорит по-прежнему только о вещах! Это же трагедия!...




По материалам www.winslet.ru





Tags: кино
Subscribe
promo k_poli апрель 22, 2018 22:10 1
Buy for 100 tokens
Ей приписывают любовную связь с Мерилин Монро. Многие считают её предтечей сексуальной революции 1960-х. Даже дата рождения кажется фактом пикантным: она появилась на свет в один день с Владимиром Лениным и Робертом Оппенгеймером. Именно ее называют Королевой пин-апа. Так кем же она была?…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 60 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →